Проектирование Astron: синергия европейского и российского ноу-хау

Astron имеет несколько отделов проектирования – в Люксембурге, Чехии, Польше, Венгрии, Германии и России, которые осуществляют техническую поддержку и содействуют региональным Партнерам-Строителям, предлагая Заказчикам передовые решения. О синергии команд и своем опыте работы в компании рассказывает Балинт Васильевич-Шомйен, начальник венгерского и куратор российского отделов проектирования Astron.

 

Балинт, как давно Вы работаете в Astron?

Я пришел в Astron в 2005 году в результате слияния компаний Butler Europe и Astron. В Butler Europe я работал с 2002 года в качестве менеджера проекта по созданию новой системы проектирования. В 2003 году меня назначили начальником отдела проектирования Butler Europe. После слияния я стал начальником отдела проектирования в венгерском подразделении, а с 2012 года также курирую проектный отдел Astron в России.

 

Когда Вы впервые посетили Россию и что Вам больше всего в ней нравится?

Впервые я побывал в России в 2004 году, когда мы приняли на работу первого ин-женера в отдел продаж по работе с сетью Партнеров-Строителей в Москве. Мне нравится русская зима, особенно снег, который выпадает в виде небольших кристаллов. Еще мне очень нравятся поезда, и я не перестаю восхищаться тем, как слажено работает такая огромная инфраструктура. В Ярославле огромное множество старинных церквей и монастырей, это мне нравится особенно.

 

В чем заключается основная разница между Россией и Европой, к примеру, Венгрией?

В России количество существующих нормативных ограничений нередко значительно осложняет нашу работу. В Европе инженеры следуют стандартам как рекомендациям, но обладают гораздо большей свободой в разработке технических решений, основанных на своих суждениях, разумеется, в рамках концепций, установленных стандартами. К инженерам относятся как к ответственным специалистам. В России инженеры имеют намногоменьше свободы для создания собственных технических решений. Они должны соблюдать обязательные технические стандарты, зачастую устаревшие и не оставляющие места для интерпретации и оценок.

 

Продукция Astron берет свое начало в США и в некоторых аспектах отличается от Европейской технической культуры. За несколько лет тесного сотрудничества с ведущими европейскими университетами концепция проектирования Astron стала широко известна в Европе и теперь вос- принимается как синоним легких и эффективных конструкций производственного назначения. Astron появился в России в начале двухтысячных годов, и нам пришлось начинать эту работу заново.

 

Как складываются отношения между российским и венгерским проектными отделами?

Российский проектный отдел в Ярославле, стремительно набирает профессиональный опыт и новых инженеров. Пока ещевозникают ситуации, когда нашим русским коллегам нужна помощь более опытных специалистов. В начале коллеги из Люксембурга помогали создавать отдел проектирования в Ярославле. После их возвращения в Люксембург, Венгерский отдел перенял эстафету. Сегодня в Ярославле работают три венгерских инженера, которые проводят обучение и одновременно работают над проектами. Кроме того, в связи с увеличением объема заказов в России, часть венгерского проектного отдела, расположенного в г. Ньиредьхаза, сейчас работает над российскими проектами под руководством Миклоша Ковач, высококвалифицированного специалиста, свободно владеющего русским языком. Мы регулярно проводим совещания, на которых максимально эффективно распределяем поступающие заказы между проектными отделами в зависимости от их географического положения. Таким образом, над каждым проектом работают специалисты, обладающие соответствующим опытом, обеспечивая тем самым соблюдение необходимых сроков.

 

Какой проект в своей карьере Вы считаете самым сложным?

Недавно мы выполнили проект газотурбинной электростанции в г. Тутаеве, Ярославская область, Россия. Основнаясложность этого проекта заключалась в необходимости соблюдать высокие технологические требования, возникшие в связи с установкой кранов и тяжелого оборудования на перекрытии, кровле и внешних стальных платформах. Конструктивное решение основного стального каркаса должно было соответствовать всем этим требованиям, и на его разработку был выделен относительно короткий период времени.

 

Пожалуй, один из самых запомнившихся проектов был реализован в Астане, Казахстан. Это ледовая арена на 1200 мест, построенная к зимним Азиатским играм 2011 года. Особенностью этого проекта были арочные ригели 48-метрового пролета с радиусом 176 м, которые были спроектированы и затем произведены на заводе Astron в Ярославле. Ввиду большого пролета, нагрузок и геометрических ограничений, оказалось невозможным применение болтового соединения боковых колонн и ригелей кровли. Было принято решение произвести специальные сварные элементы коленного типа и вынести болтовые соединения из зоны больших изгибающих моментов. При определении параметров этого сварного элемента коленного типа, необходимо было учитывать не только наши производственные ограничения, но и условия транспортировки в Астану на расстояние 2600 км. Еще одной особенностью этого здания было применение инновационной кровельной системы LMR600, фальцевой кровли с покрытием Aluzinc, которая создала индивидуальный архитектурный облик и обеспечила выдающиеся эксплуатационные характеристики этому современному зданию.

 

Как отдел НИОКР помогает Вам в Вашей работе?

Мы тесно сотрудничаем с отделом НИОКР Astron, который не только совершенствует технологии проектирования, но и предлагает нестандартные решения для особых случаев, возникающих при работе над проектами в России и странах СНГ.

 

Какие инновации Вы используете?

В декабре 2013 года мы начали внедрять новую систему проектирования OPSYS, основанную на современном 3D-моделировании металлоконструкций. Это обеспечит разработку еще более точных чертежей, полностью соответствующих требованиям ГОСТ, что особенно важно для наших Клиентов и органов государственного контроля.

Tue Apr 08 14:52:00 CEST 2014